воскресенье, 16 октября 2016 г.

Прадед наш Каин сквернав родися

Прадед наш Каин сквернав родися. Глава на нем, яко и на протчих человецех, на персех и на челе его дванадесять глав змииных име. Егда же Евва сосцы своими питаше, тогда змиевы главы чрево ея терзаху, и от того терзания и лютаго мучения прабаба наша Евва окрастовела. И виде Адам жену свою страждущу вельми, скорбяше о ней. И прииде к нему диавол во образе человека и глагола ему: «Что ми даси? И исцелю сына твоего Каина и жену твою Евву, от таковаго мучительства свобожду». И глагола Адам ему: «Да что ти дам?» И рече диавол: «Даси на ся рукописание». И рече ему Адам: «Каковое дам ти рукописание?» И глагола ему диавол: «Заколи козлища и назнаменуй на камени, еже дам ти, и рцы сице: живыи Богу, а мертвыя тебе». И сотвори Адам, якоже повеле ему диавол, и принесе ему плиту велию каменну. И закла Адам козлища, и источи кровъ в сосуд, и омочи обе руце свои в крови той, и положи руце свои на плите той белаго камня. Изообразишася руце Адамовы на плите той. И прииде диавол к Каину, и оборва дванадесять глав змииных, и положи их на камень и на рукописание то, и въверже оную еже бо во Иордан реку. И заповеда диавол главам змиевым стрещи то рукописание. И бе хранимо теми главами до пришествия Господа нашего Исуса Христа. И егда прииде на Иордан ко Иоанну креститися, нашего ради спасения, тогда змиевы главы сташа в струях Иорданских противу Господа. И ту сокруши змиевы главы в воде. И виде диявол главы змиевы сокрушены. Тогда възя диавол и останок того рукописания и вънесе во ад, иже бы заключени быша святыя. Егда же Господь наш Исус Христос воскрес из мертвых, тогда и останок того рукописания Адамова растерза и заглади, и диавола связа, а души святых из ада съвободи и в первую породу въведе к своему Отцу и к своему хотению.

среда, 12 октября 2016 г.

Дщери Иродовы

Когда старшая дочь Ирода отсекла голову Предтечи и принесла ее на блюде пред отца, все яства и пития, какие были там, превратились в кровь. Мало этого: по словам легенды, мертвая голова начала говорить, как живая, начала, как живая, бранить веру бессерменскую и хвалить православную, несмотря на то, что нечестивые плясавицы кололи иголками ей язык; затем бранила их окаянные плясы и лицедейства и проговорила такие речи: Прокляты, прокляты, прокляты вы, дщери Иродовы! Не иметь вам отныне и до века лица и вида человеческа! Трястись и скакать вам на заре вечерней, днем и ночью, летом и зимой, пока будет на небе месяц и солнце! Не иметь вам ни дома, ни гроба, ни покоя, ни смерти, бродить вам во веки вечные, тело знобить и кости сушить всех окаянных грешников! Аминь!» Вещие, всемогущие слова которым, по верованию народному, не было «никакой препоны» при жизни угодника, натурально, должны были получить, по свидетельству того же воззрения, еще большую силу по смерти. И точно. Как «только произнесены были эти страшные слова, дочери Ирода смотрели одна на другую и не узнавали сестра сестры, точно не стало на них лица и вида человеческого: одна из них стала желта, как лист осенний, другая зелена, как мурава трава, одна потемнела, как тело громом убитое, другая стала, как железо в огне». Дочери Ирода, чудесным образом превращенные в трясавиц, получили особые имена и свойства (внешние), которыми наделила их суеверная фантазия и которые взяты из разных видов и свойств лихорадочных состояний и случаев, при которых нападает на людей эта болезнь [Грушевский 1864:532-533].